Указ Губернатора Ульяновской области №40 от 02.04.2020

Об утверждении Схемы размещения, использования и охраны охотничьих угодий на территории Ульяновской области

 

В соответствии со статьями 34 и 39 Федерального законаот 24.07.2009 № 209-ФЗ «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» и приказом Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации от 31.08.2010 № 335 «Об утверждении порядка составления схемы размещения, использования и охраны охотничьих угодийна территории субъекта Российской Федерации, а также требований к её составу и структуре» п о с т а н о в л я ю:

  1. Утвердить прилагаемую Схему размещения, использования и охраны охотничьих угодий на территории Ульяновской области.
  2. Настоящий указ вступает в силу на следующий день после дня его официального опубликования. 

 

 

Губернатор области                                С.И.Морозов

 


УТВЕРЖДЕНА 

Указом Губернатора
Ульяновской области 

от 2 апреля 2020 г. № 40

 

 

 

 

СХЕМА

РАЗМЕЩЕНИЯ, ИСПОЛЬЗОВАНИЯ И ОХРАНЫ

ОХОТНИЧЬИХ УГОДИЙ НА ТЕРРИТОРИИ

УЛЬЯНОВСКОЙ ОБЛАСТИ 

 

 

 

 

1.2 Вводная часть

Схема размещения, использования и охраны охотничьих угодий на территории субъекта Российской Федерации является обязательным документом территориального охотустройства.

 

1.2.1 Цели планирования в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов на территории Ульяновской области

Территориальное охотустройство осуществляется в целях планирования в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов и направлено на обеспечение рационального использования и сохранения охотничьих ресурсов и осуществления видов деятельности в сфере охотничьего хозяйства на территории субъекта Российской Федерации.

В схеме размещения, использования и охраны охотничьих угодий на территории субъекта Российской Федерации определяются цели планирования в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов, а также мероприятия по организации рационального использования охотничьих угодий и охотничьих ресурсов.

Эти положения закреплены федеральным законодателем в Федеральном законе от 24.07.2009 № 209-ФЗ «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее – Федеральный закон «Об охоте»).

В соответствии с этими положениями, процесс составления Схемы размещения, использования и охраны охотничьих угодий на территории Ульяновской области (далее – Схема охотугодий) состоит в выделении, обосновании, согласовании и формулировании целей, достижение которых будет обеспечивать рациональное использование и сохранение охотничьих ресурсов, осуществление видов деятельности в сфере охотничьего хозяйства области.

Таким образом, целью планирования в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов является одновременное обеспечение как устойчивого существования охотничьих ресурсов (популяций охотничьих животных) и среды их обитания, так и устойчивого осуществления охоты и других видов деятельности в сфере охотничьего хозяйства.

Основанием для проектно-изыскательских работ является государственный контракт № 23 ГК от 10 декабря 2018 года.

 

1.2.2 Методологические подходы в планировании в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов на территории Ульяновской области

Конституция Российской Федерации устанавливает, что вопросы пользования природными ресурсами, природопользование в целом, а также охрана окружающей среды и особо охраняемые природные территории находятся в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации (ч. 1 ст. 72).

Федеральный закон «Об охоте» отнес (ст. 34) утверждение схемы размещения, использования и охраны охотничьих угодий на территории субъекта Российской Федерации к собственным (не делегированным) полномочиям органов государственной власти субъекта Российской Федерации в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов. Такое разграничение полномочий позволяет учесть при территориальном охотустройстве особенности каждого региона.

При составлении Схемы охотугодий применяются следующие общие подходы к размещению, охране и использованию охотугодий, прошедшие начальную апробацию при проведении территориального охотустройства в различных регионах страны.

В регионе с развитой сетью железнодорожных и водных путей сообщения, автомобильных дорог с твердым и улучшенным покрытием и высоким уровнем автомобилизации населения задачи равномерного распределения охотничьего пресса по территории охотничьих угодий решаются иначе, чем в регионе с неразвитой транспортной сетью и низкой мобильностью населения. Существенное значение имеет и распределение населения по территории: в субъектах Российской Федерации, где до половины и более населения сосредоточено в локальных промрайонах и крупных населенных пунктах, расположенных на границах региона, требуется иной подход к размещению и использованию охотугодий, чем в регионах с равномерным распределением населения и(или) центральным расположением крупных поселений и густонаселенных районов.

Практика предоставления охотничьих угодий для создания отдельными лицами или группами лиц охотхозяйств с ограниченным доступом или высокими тарифами на предоставление охоты имеет различные социальные последствия в регионах, отличающихся уровнем обеспеченности охотничьими угодьями (площадью доступных охотничьих угодий в расчете на одного охотника) и уровнем среднедушевых доходов (а также расслоением населения по этому показателю). В регионах с резкими различиями в плотности населения и в уровне доходов различных его слоев необходимо, во избежание обострения социальной напряженности, особое внимание к размещению и соотношению закрепленных и общедоступных охотничьих угодий в различных районах.

В регионах (и отдельных районах регионов) с незначительной или отсутствующей крупной индустрией охота, в комплексе с рыболовством, собирательством и другими формами использования живых ресурсов дикой природы, может иметь важное экономическое значение для населения, в других – преимущественно рекреационное, что требует различных подходов к планированию. Существенное значение имеют также этнические различия регионов и их районов, миграционные процессы, оформленность и устойчивость охотничьего наследия, традиций и обычаев.

К числу показателей, подлежащих оценке и сопоставлению в рамках территориального охотустройства, относятся:

а) численность и, особенно, плотность населения, а также: доля городского и сельского населения; равномерность распределение населения по территории; мобильность населения (парк моторных транспортных средств, находящихся в собственности граждан; густота и качество дорожной сети; развитие общественного транспорта – автомобильного, железнодорожного, водного);

б) площадь и качество охотничьих угодий, а также их: сложившееся распределение на общедоступные и закрепленные (с учетом институциональной принадлежности – массовые общественные объединения и клубы; муниципальные предприятия, учреждения и частные организации; и т.п.); фактическая и расчетная доступность (географическая, транспортная, режимная и т.п.); пригодность для обитания различных видов (опромышляемых и неопромышляемых, массовых и немногочисленных); экологическая фрагментированность и юридическая парцеллированность (дробность и кластерность землепользований); разрешенное использование (допустимость осуществления биотехнических и охотхозяйственных мероприятий; возможность эффективной охраны; и т.п.);

в) состав, численность и плотность населения видов диких животных, отнесенных к объектам охоты (включая территории, не являющиеся охотничьими угодьями), в том числе их: экологический статус; привлекательность как объекта охоты; сезонность или постоянство пребывания на территории региона; равномерность распределения по территории.

Особое значение имеют относительные характеристики; все они должны анализироваться как ретроспективно, так и перспективно.

Хотя составление Схемы охотугодий осуществляется регионами самостоятельно, при их разработке требуются оценка и, при необходимости, учет межрегиональных взаимодействий: посещение региона с охотничьими целями жителями смежных и других регионов, выезд местных охотников в другие регионы; экологические трансграничные воздействия на среду обитания охотничьих животных региона. В регионах экологического (не охотничьего) туризма подлежат проработке: соотношение и совместимость экологического и охотничьего туризма; участие местных сообществ в управлении и менеджменте, расходах и доходах охотничьего хозяйства; и т.п.

Приведенные методологические подходы в настоящее время не могут быть полностью реализованы ввиду неполноты имеющихся статистических данных в сфере охоты и сохранения охотничьих ресурсов, ряда других объективных причин, однако они закрепляются в настоящей Схеме охотугодий Ульяновской области в целях обеспечения методического единства при последующих корректировках и обновлениях Схемы.

 

1.2.3 Современные методические особенности планирования в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов на территории Ульяновской области

 

1.2.3.1 Требования законодательства

Федеральный закон «Об охоте» устанавливает, что при составлении схемы размещения, использования и охраны охотничьих угодий на территории субъекта Российской Федерации обеспечивается ее совместимость с лесным планом субъекта Российской Федерации, документами территориального планирования, со схемами развития и размещения особо охраняемых природных территорий, со схемами землеустройства (ч. 7 ст. 39).

Порядком составления схемы размещения, использования и охраны охотничьих угодий на территории субъекта Российской Федерации, утвержденным приказом Минприроды России от 31.08.2010 № 335, установлено, кроме того, что Схема охотугодий разрабатывается на основе материалов государственного охотхозяйственного реестра, данных государственного мониторинга охотничьих ресурсов и среды их обитания, иных материалов (п. 7). При составлении Схемы охотугодий материалы о размещении и использовании охотничьих угодий, состоянии численности охотничьих ресурсов и среды их обитания должны приводиться в форме, обеспечивающей их совместимость с формами государственного охотхозяйственного реестра, государственного мониторинга охотничьих ресурсов и среды их обитания, в части информации, содержащейся в указанных документах (п. 8).

Предусматривается, таким образом, совместимость Схемы охотугодий как с федеральными регистрами (формами реестра и мониторинга), так и региональными документами территориального планирования (общими и отраслевыми).

 

1.2.3.2 Совместимость с федеральными информационными ресурсами

1.2.3.2.1 Государственный охотхозяйственный реестр

Ведение государственного охотхозяйственного реестра было впервые в российском законодательстве предусмотрено Федеральным законом «Об охоте», вступившим в силу, в основной своей части, весной 2010 года. Принятый в соответствии с ним подзаконный нормативный правовой акт Минприроды России, устанавливающий состав и порядок ведения государственного охотхозяйственного реестра, а также порядок сбора и хранения содержащейся в нем документированной информации, предоставления ее заинтересованным лицам, вступил в силу в начале 2011 г.

При этом многие вопросы остались не урегулированными.

Так, Федеральный закон «Об охоте» установил, что в государственном охотхозяйственном реестре содержится документированная информация, в частности, о видах, местоположении, границах, принадлежности и состоянии охотничьих угодий (ч. 2 ст. 37). Подзаконный акт Минприроды России ограничился указанием на то, что раздел 2 «Документированная информация о видах, местоположении, границах, принадлежности и состоянии охотничьих угодий» содержит документированную информацию о видах, местоположении, границах, принадлежности и состоянии охотничьих угодий (п. 10 Порядка). Конкретный состав, размерность показателей и другие характеристики не определены. «Формы государственного охотхозяйственного реестра», на необходимость обеспечения совместимости, с которыми материалов Схемы охотугодий указывается в подзаконном акте Минприроды России о порядке составления схем охотугодий, в настоящее время не утверждены.

Полномочие органов государственной власти Российской Федерации по установлению форм ведения государственного охотхозяйственного реестра было закреплено в Федеральном законе «Об охоте» (п. 14 ст. 32) с августа 2013 г.; в настоящее время (декабрь 2013 г.) формы не утверждены.

 

1.2.3.2.2 Государственный мониторинг охотничьих ресурсов и среды их обитания

Ведение государственного мониторинга охотничьих ресурсов и среды их обитания также было впервые предусмотрено Федеральным законом «Об охоте». Принятый в соответствии с ним подзаконный нормативный правовой акт Минприроды России, устанавливающий порядок осуществления государственного мониторинга охотничьих ресурсов и среды их обитания и порядка применения его данных, вступил в силу в конце 2010 г. Формы государственного мониторинга, на необходимость обеспечения совместимости с которыми материалов Схемы охотугодий также указывается в подзаконном акте Минприроды России о порядке составления Схем охотугодий (п. 8), в настоящее время не утверждены, как и полномочия органов государственной власти по установлению (утверждению таких форм).

 

1.2.3.3 Совместимость с региональными документами территориального, лесного, земельного и природоохранного планирования

При осуществлении регионального планирования необходим учет следующих обстоятельств:

-                  неготовность (отсутствие) или, напротив, неактуальность ряда таких документов;

-                  отсутствие в имеющихся документах сведений, требующих учета при составлении Схемы охотугодий;

-                  в случае наличия таких сведений – нередкое несоответствие их фактическим данным, действующему законодательству и целям территориального охотустройства.

Лесной план Ульяновской области был утвержден постановлением Губернатора Ульяновской области от 30.12.2008 № 858-р. Лесной план Ульяновской области не отразил изменений, произошедших в лесном законодательстве, нормативно-правовом регулировании в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов. Ввиду архаичности содержащихся в Лесном плане определений, классификаций охотничьих угодий, сроков охоты и других ключевых положений обеспечение совместимости с ним настоящей Схемы охотугодий невозможно.

Отсутствует возможность согласования материалов схемы территориального охотустройства и схемой (схемами) землеустройства. В государственном фонде данных, полученных в результате проведения землеустройства, актуализируемая (отражающая последствия земельной реформы, дробления землепользований, изменения и уточнения границ муниципальных образований).

Такая ситуация характерна для подавляющего большинства регионов России. Схемы землеустройства (использования и охраны земель) утверждались, как правило, на уровне муниципальных районов, до середины 1980-х годов. Анализ выполнения мероприятий, намеченных специальной федеральной программой начала 1990-х годов (Республиканская программа проведения земельной реформы на территории РСФСР, утвержденная постановлением Совета Министров РСФСР от 18.01.1991 № 30), показал, что из предусмотренных к разработке 1840 схем землеустройства административных районов не было составлено ни одной; с 1994 г. разработка схем почти прекратилась из-за отсутствия финансирования. За 1997-2000 гг. в Ленинградской, Орловской и Калужской областях было составлено всего 5 схем землеустройства административных районов; региональные схемы в начале 2000-х гг. разработаны только для Ханты-Мансийского автономного округа и для Московской области (Состояние и основные направления развития землеустройства в Российской Федерации, 2006). Задача повсеместной разработки актуальных схем землеустройства территорий субъектов Российской Федерации ставится сельскохозяйственной наукой (Проблемы деградации и восстановления продуктивности земель сельскохозяйственного назначения в России, 2008), но не решается.

Кроме того, сохраняется неопределенность в соотношении, иерархии и координации схем землеустройства и схем территориального планирования, на которые сейчас сместился центр тяжести стратегического планирования пространственного развития.

Схема территориального планирования Ульяновской области (утверждена постановлением Правительства Ульяновской области от 30.11.2012 № 564-П).

Схема территориального планирования Ульяновской области включает как развернутые концептуальные положения о территориальной охране природы, так и перечни планируемых особо охраняемых природных территорий муниципального, регионального и федерального значений на три хронологических горизонта данной схемы, а также других охраняемых территорий, не относящихся к РРПТ, например, ключевых орнитологических территорий (КОТР).

Вместе с тем, в заявленной нормативно-правовой базе подготовки схемы территориального планирования Ульяновской области отсутствуют акты законодательства о животном мире, нормативно-правового регулирования в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов; охотхозяйственная проблематика не затронута. В связи с этим задачи обеспечения совместимости Схемы охотугодий со схемой территориального планирования Ульяновской области касаются общеэкологических вопросов, отдельных аспектов противодействия неблагоприятным трансформациям местообитаний диких животных.

Федеральный закон «Об охоте» не определяет уровни схем территориального планирования, с которыми надлежит обеспечивать совмещение Схемы охотугодий. В Ульяновской области такие схемы разрабатываются не только на региональном уровне, но и на уровне муниципальных районов.

 

1.2.3.3.1 Методические подходы к составлению Схемы охотугодий

 

 

 

Далее см. Приложения

 

Указ в формате .doc - http://ulgov.ru/docs/20200402-ukaz40.doc

 

Указ в формате .pdf - http://ulgov.ru/docs/20200402-ukaz40.pdf

 

 

 

 

Приложения

Опубликовано 03.04.2020

Поиск документа

Поиск может осуществлять по любому из параметров или их сочетанию

Разделы

Ссылки